Домой Общество Свердловчанин отсудил у коллекторов 50 тысяч рублей за частые звонки

Свердловчанин отсудил у коллекторов 50 тысяч рублей за частые звонки

0
0
ПОДЕЛИТЬСЯ
k1news.ru

Судебные приставы наказали кредитную организацию за частые звонки на работу с требованиями выплатить долг.

В ГУФССП России по Свердловской области обратился житель города Екатеринбурга с жалобой на телефонные звонки от банка по месту его службы ГУ МЧС России по Свердловской области.

Дело в том, что телефонные звонки поступали от кредитной организации, с которой заявитель состоит в договорных отношениях. В ходе телефонных переговоров сотрудник банка сообщал сотрудникам ГУ МЧС России по Свердловской области информацию о необходимости потерпевшему связаться с банком для погашения задолженности.

Несмотря на тот факт, что сотрудники ГУ МЧС России по Свердловской области в ходе телефонных переговоров объясняли работнику банка, что передали информацию потерпевшему, работник банка продолжал звонить по разным номерам. При этом сам должник своего согласия на взаимодействие по поводу его долга с третьими лицами кредитной организации не давал. Потерпевшим по месту службы были запрошены аудиозаписи телефонных переговоров, которые впоследствии помогли подтвердить вину кредитной организации.

По результатам проверки доводов обращения гражданина должностным лицом Главного управления инициировано привлечение банка к административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности.

Главным управлением банк привлечен к административной ответственности по части 1 статьи 14.57 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях с назначением наказания в виде административного штрафа в размере 50 тысяч рублей.

ГУФССП по Свердловской области напоминает, что взаимодействовать по вопросу возврата просроченной задолженности с третьими лицами можно исключительно при одновременном соблюдении двух условий, а именно, при наличии письменного согласия должника, в которым будут указаны персонифицированные сведения о третьем лице, на взаимодействие с которым соглашается должник, а также письменного согласия самого третьего лица, с которым будет осуществляться такое взаимодействие.